6 лет за ложный донос


В нашей стране активно ведется борьба с наркотиками. Это безусловно правильно. Но мало кто знает о вопиющих перегибах в ходе этой борьбы. Люди которые к счастью не столкнулись с этой проблемой, даже в страшном сне не могут представить то, какими методами эта борьба ведется. И кто на самом деле оказывается за решеткой на огромные сроки, вплоть до пожизненного заключения. В связи с этим, хотела бы довести до сведения, общественности тот факт, что большинство осужденных по этим статьям не являются реальными наркоторговцами, что истинные наркоторговцы как раз не попадают в поле зрения правоохранительных органов. Сроки получает обычная молодежь в возрасте 20-35 лет, наши дети, которые стали жертвами того, что наркотики в наше время легкодоступны, что их можно приобрести даже по Интернету. Полиция об этом знает, но эти сайты продолжают функционировать. Множество уголовных дел по этим статьям являются результатом провокаций со стороны сотрудников полиции и расследуются с многочисленными нарушениями и элементами фальсификаций. Я согласна, что борьба с наркотиками должна проводиться, но вестись она она должна против настоящих наркоторговцев, которые своей преступной деятельностью губят нашу молодежь, лишают нашу страну будущего. Но к сожалению ,в настоящее время эта борьба ведется с ужасающими перегибами. Хочу рассказать историю, которая произошла с моей дочерью. Моя дочь, обычная девочка из хорошей семьи стала жертвой подобной борьбы. Я кратко постараюсь изложить ситуацию в которую она попала, потому что, к сожалению ее случай не исключение из правил, а печальная статистика. В социальных сетях объединяются большое количество людей, столкнувшихся с подобной проблемой и я могу сказать, что большинство уголовных дел по сути своей похожи, они заводятся и расследуются по практически идентичным сценариям.






1. По Приговору Хамовнического районного суда г. Москвы Птичкина М.М. 1995 года рождения признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. «а,б» ч. 3 ст. 228. 1 УК РФ и осуждена на 6 лет лишения свободы.


Приговор Хамовнического районного суда г. Москвы в отношении Птичкиной М.М. определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда оставлен без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.


Обвинение в особо тяжком преступлении, стало возможным в результате ложного доноса свидетеля Голинько Павла Максимовича, с которым моя дочь была знакома около 6 месяцев и иногда встречалась с ним в компании общих знакомых.


Голинько П.М., желая смягчить свое наказание за хранение наркотического средства, пошел на сделку со следствием и написал заявление, в котором сообщил, что хочет оказать содействие в изобличении двух гражданок Птичкиной М.М. и Гончаровой Г.Н., которые в районе Комсомольского проспекта занимаются сбытом наркотических средств.






2. Доказательством того что заявление Голинько П.М. содержит ложную информацию может служить тот факт, что задержанный полицией 17.05.2015 года в Таганском районе Москвы за хранение амфетамина Голинько П.М. при личном досмотре пояснил, что амфетамин приобрёл через Интернет через закладку в г. Раменское, в своём объяснении от 18.05.2015 г. он подтвердил данный факт. Далее в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы на него возбуждают уголовное дело по ст. 228 ч. 1., и предлагают ему пойти на сотрудничество для смягчения наказания, если он поможет полиции в изобличении лиц, распространяющих наркотические средства (Этот факт подтверждает на допросе в суде оперативный сотрудник и сам свидетель Голинько. В связи с этим, 18.05.2015 Голинько пишет заявление в котором указывает на Птичкину М.М. и Гончарову Г.Н. как на распространителей наркотического средства амфетамин. Затем, он меняет свои первоначальные показания о том, что амфетамин с которым его задержали, он приобрёл через Интернет, через закладку в г. Раменское и на допросе 18.05.2015, а также на очной ставке со Птичкиной М.М. от 11.08.2015 сообщает, что данное наркотическое средство, он купил у моей дочери Птичкиной М.М. 17.05.2015, предварительно созвонившись с ней по мобильному телефону в 11 часов утра 17.05.2015, затем приехал к ней домой, по адресу Комсомольский проспект (протокол допроса подозреваемого от 18.05.2015), где она и продала ему амфетамин. Однако, данная ложь была опровергнута адвокатом Птичкиной Кимом Э.В.: вещество имело другой состав (была проведена дополнительная химическая экспертиза), отсутствовали телефонные контакты свидетеля Голинько П. М. и Птичкина М.М.(детализация телефонных соединений) у Птичкиной М.М. было алиби (Показания свидетеля защиты Урукова А.М.).






Однако на суде свидетель Голинько П.М. отказался от своих показаний о том, что Птичкина и Гончарова занимаются распространением наркотических средств и заявил, что никогда раньше не покупал у девушек амфетамин, а только знал, что они его иногда употребляют, поэтому решил, что при случае они могут им поделиться (прот. суд. заседаний от 16.03.2016).


Кроме того, в ходе следствия Голинько общался со мной а, также с друзьями моей дочери, пытаясь оправдаться, объяснял, что Птичкина Милена не имеет отношение к сбыту амфетамина, что свое заявление он написал под давлением оперативных сотрудников.


При том, что правоохранительные органы не располагали, какими либо сведениями, о том, что Птичкина с Гончаровой причастны к незаконному обороту наркотиков и когда либо ранее совершали подобные преступления они решают провести ОРМ «Проверочная закупка», которое было проведено с многочисленными нарушениями.


- в нарушение ст. 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо запрещающей органам, осуществляющим ОРД, подстрекать, склонять в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий Голинько П.М. под контролем оперативных сотрудников сумел побудить Гончарову Г.. дать согласие на продажу амфетамина (под контролем оперативников УВД ЦАО Москвы Голинько П.М. со своего мобильного телефона произвёл 10 исходящих звонков на телефонные номера Гончаровой и Птичкиной (распечатка телефонных соединений). Птичкиной он звонил, т.к. знал, что девушки совместно арендуют квартиру протокол судебных заседаний от 16.03.2016 г.). Сами девушки Голинько ни разу не перезванивали. В ходе телефонных переговоров Гончарова пообещала ему дозу амфетамина, который хранила для собственного употребления, с ее слов он помогал ей во время подготовки к сессии но, в связи с тем, что не желала сбывать ему амфетамин, она просто перестала отвечать на его телефонные звонки. После разговора с Гончаровой Голинько дважды пытался связаться со Птичкиной посредством СМС-сообщения в 14:54 и посредством звонка на её номер в 16:21, но она ему не ответила, Гончарову он набирал четырежды с 16:23 по 18:45, она так же не отвечала на его телефонные звонки (распечатка телефонных соединений).






Не смотря на то, что ни Птичкина, ни Гончарова не желали общаться с Голинько П.М. он в тот же день 18.05.2015 года, совместно с полицейскими, на автомобиле проследовал к адресу проживания Птичкиной и Гончаровой .


Однако Гончарова Г., не желая продавать Голинько П.М. свой амфетамин перестала отвечать на звонки Голинько П.М., тогда он позвонил на телефон Птичкиной М., т.к. надеялся через нее связаться с Гончаровой (протокол допроса Голинько П.М. от 20.05.2015 г., протокол очной ставки от 11.08.2015 между Голинько П.М. и Птичкиной М.).


В 18:47 состоялся разговор, в результате которого Птичкина М. после настойчивых просьб Голинько передала телефон) Гончаровой Г. (хотя в ходе разговора она пояснила, что с Гончаровой она в ссоре и вообще не в курсе дома ли она) (протокол судебного заседания 23.03.2015 показания свидетеля Дожева ) и Гончарова спустилась на улицу и сбыла ему амфетамин у подъезда дома по адресу г. Москва, пр. Комсомольский. В результате чего была задержана сотрудниками полиции.


Затем сотрудники принудили Гончарову позвонить Птичкиной и выманить её из дома, под предлогом того, что сломался кодовый замок и она не может попасть в подъезд, после чего Милена спустилась, чтобы открыть дверь и была задержана.






При проведении ОРМ «проверочная закупка» полицейскими были нарушены:










-ст. 23 Конституции РФ, ст. 13 УПК РФ о запрете прослушивания телефонных переговоров без судебного решения, в том числе между Голинько с одной стороны с Птичкиной и Гончаровой с другой стороны; Свидетельские показания полицейских оперативников, допрошенных на следствии и в суде так же не могли были быть положены в обоснование вины, поскольку прослушивание не было санкционировано судом, показания оперативных сотрудников должны были быть признаны недопустимыми доказательствами. Телефонные переговоры не были записаны и задокументированы.


-ст. 8 Закона «Об ОРД», запрещающей проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права гражданина на тайну телефонных переговоров, которое допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния;


Поскольку при проведении ОРМ запись телефонных переговоров не делалась, и кроме того Голинько П.М. на суде заявил, что не помнит точно кто из девушек и что ему говорил и вообще не отличает их голоса по телефону (протокол судебного заседания) 16.03.2016 г.), как же тогда оперативные работники могут ответственно заявлять и подтверждать информацию, услышанную ими по громкой связи, если до этого момента, они не разу не видели Гончарову и Птичкину и не слышали их голоса? Оперативный сотрудник на вопрос государственного обвинителя «Вы слышали содержание данного разговора?» - «Я не помню о чем они разговаривали, это просто давно было» (протокол судебного заседания от 09.02.2016г.). Другой Оперативный сотрудник на вопрос государственного обвинителя «Вы сам разговор Павла с кем-то из девушек слышали?» ответил: «Частично слышал, частично нет, поскольку не всегда он находился рядом со мной…» Сам Голинько в ходе судебного заседания заявил, что у него не было сильного желания связаться с Гончаровой (протокол судебного заседания 16.03.2016 г.). Что лишний раз свидетельствует о его недобровольном участии в ОРМ.


-пункт 14 постановления Пленума ВС РФ № 30 от 30.06.2015 гласит:


«Результаты ОРМ могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность». Умысел Гончаровой был сформирован должностными лицами УВД ЦАО Москвы через свидетеля Голинько;










Девушкам после задержания не были разъяснены право на юридическую помощь, право на уведомление близких родственников о факте задержания и права на отказ от дачи объяснений .


-в нарушение требований ч. 14 ст. 14 того же Закона оперативники не составили протокол о задержании девушек с указанием оснований и мотивов задержания, не уведомили близких родственников Птичкиной М. и Гончаровой Г.. об их задержании, фактически девушки необоснованно почти 40 часов была задержаны и находились в наручниках до передачи их следователю .


-в нарушение ч. 7 ст. 14 того же Закона не предоставили возможности задержанным Птичкиной и Гончаровой сделать звонок своим родственникам о факте их задержания и возможности заключить соглашение с адвокатом не по назначению;






При расследовании уголовного дела в следственном отделе ОМВД Хамовники были нарушены:






-


-пункт 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ согласно которому следователь обязан был прекратить возбужденное в отношении Птичкиной дело в связи с бесспорным установлением факта провокации сбыта амфетамина после получения детализации телефонных соединений между номерами телефонов Голинько с одной стороны и Птичкиной и Гончаровой с другой стороны, детализации свидетельствуют о том, что инициатором сбыта был Голинько.






При рассмотрении уголовного дела федеральным судьёй Хамовнического суда Москвы были нарушены:






-ст. 15 УПК РФ: суд при рассмотрении настоящего уголовного дела вопреки положениям ст. 15 УПК выступил на стороне обвинения, положил в обоснование вины Птичкиной недопустимые доказательства, полученные в ходе ОРМ «проверочная закупка», фактически являющейся провокацией со стороны должностных лиц УВД ЦАО по г. Москве;


-ст. 13 УПК РФ: проигнорировал доводы стороны защиты о нарушении оперативниками УВД ЦАО прав Птичкиной на тайну телефонных переговоров;


-389.16 УПК РФ: фактические обстоятельства уголовного дела судом были установлены неверно: суд не учёл обстоятельств, существенно влияющих на выводы суда, выводы суда по делу содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Птичкиной по делу, таковыми являются показания осужденных Птичкиной и Гончаровой, свидетелей защиты Михеевой, Урукова и Дожова, детализаций телефонных соединений между Голинько и девушками.


-389.17. УПК РФ: суд имел право прекратить уголовное дело в отношении Птичкиной М. на основании пункта 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях подсудимых состава преступления, так как полицейские провоцировали сбыт амфетамина через своего агента Голинько Павла.










В целом, по делу в отношении Птичкиной М., не доказана объективная сторона преступления. Психотропное средство Птичкина .М., никому не передавала, денег не получала. Каких либо запрещённых действий объективно не совершала. Во время обыска в комнате, где проживала Птичкина.М. наркотические средства найдены не были.(протокол обыска от 19.05.2015г.). Все наркотические средства, найденные в квартире принадлежали Гончаровой Г. (протокол судебного заседания 17.02.2016) и хранились в ее комнате. (протокол обыска от 19.05.2015г). В момент задержания при себе у Птичкиной М. наркотических средств также не было (протокол личного досмотра от 18.05.2015г.).


Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 228-1 УК РФ, выражается в незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.


-Ч. 4. Ст. 302 УК РФ Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.


Мою дочь обвиняют в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору, однако во время следствия и в суде не было установлено, какие именно преступные действия совершены каждым соучастником преступления. Все обвинения, строились следствием исключительно на предположениях и ни чем не подтверждены. Более того в своих показаниях Гончарова Г.. утверждала (протокол допроса обвиняемой Гончаровой У.Н. от 23.11.2015г.), что сговора со Птичкиной М. у нее не было, что она сама договаривалась с Голинько о продаже ему амфетамина, амфетамин принадлежал ей лично, для собственного употребления на период сдачи сессии в институте и что Птичкина М. не была в курсе ее договоренностей с Голинько П.М. (протокол судебного заседания 23.03.2016 г.). Птичкина М. также утверждала, что до того момента пока Голинько П.М. не позвонил на ее телефон в 18:47 18.05.2015 г.,и не стал упрашивать передать трубку Гончаровой, она была не в курсе договоренности Гончаровой Г. и Голинько П.М. и вообще на момент событий 18.05.2015 была в соре с Гончаровой (этот факт в суде подтверждает свидетель Дожев А., который проживал с Гончаровой Г.. , в одной квартире и приходился ей гражданским мужем, (протокол судебного заседания 16.03.2016 г.). Тот факт, что девушки находились в ссоре на момент совершения преступления, подтверждает также свидетель защиты Уруков А.(протокол судебного заседания 29.02.2016 г.)


Вместе с тем суд отметил, свое критическое отношение к показаниям свидетелей защиты счел их направленными на то чтобы помочь Птичкиной и Гончаровой избежать ответственности за содеянное, воспрепятствовал стороне защиты в выявлении всех обстоятельств осуществлённой в отношении Птичкиной провокации и в изобличении Голинько П. как агента- провокатора, отклонив большую часть имеющих значение вопросов и освободив свидетеля от обязанности на них отвечать, при этом суд был явно не объективен, поскольку позволял стороне обвинения допрашивать свидетелей защиты удобным для себя образом, даже когда государственный обвинитель прибегал к отвлечённым рассуждениям, о моральных качествах свидетеля не имеющим отношения к делу.


В результате ложного доноса Голинько П.М., который желая смягчить свое наказание, оговорил мою дочь Птичкину М. получил наказание в виде штрафа в размере10000 рублей (Приговор Таганского суда г. Москвы № 1-256.15 от 23.07.2015), а две 20-летние студентки, одна из которых просто передала трубку сотового своей подруге, были отправлены в колонию на долгих шесть лет.


Хочу отдельно отметить, что обе девушки не является наркозависимыми, что подтвердила судебно-психиатрическая экспертиза от 16.07.2015 № 619/а. Они имеет многочисленные грамоты, благодарности, дипломы за хорошую учебу (Гончарова закончила школу с серебряной медалью) и участие в различных конкурсах и олимпиадах, в том числе и международных, исключительно хорошо характеризуются по месту жительства и на работе и в институте.